Садовницы семьи Романовых

Многие петербургские аристократки, включая особ самых высокопоставленных, искренне интересовались такими приземленными материями, как садоводство и садовый ландшафтный дизайн.

Негоже лилиям прясть, то есть ковыряться в земле, но нет; светские красавицы, великие княгини и даже императрицы не только полностью погружались в земные заботы, лично планируя свои сады, но и не боялись испачкать землей свои изящные ручки.

Первой дамой, из семьи Романовых, которая начала проявлять активный интерес к садам, ее окружавшим, согласно историческим документам, была великая княгиня Екатерина, будущая императрица Екатерина Великая. Это было в 1750х годах. Семейная жизнь с великим князем Петром Федоровичем, не сложилась, императрица Елизавета Петровна ее недолюбливала, поэтому одиночество великой княгини скрашивали книги, прогулки верхом и работы в саду. Екатерина проводила каждое лето в Ораниенбауме, садовником там был мастер Ламберти, которого императрица Елизавета Петровна «разжаловала» из своих парков Царского Села в Ораниенбаум. В мемуарах Екатерина пишет, что этот садовник предсказывал будущее (поэтому Елизавета его боялась), и не раз говорил великой княгине, что ее ждет русский трон. Слова садовника сбылись. Став императрицей, Екатерина не забыла увлечений юности. Поменялась мода: на смену французским регулярным паркам, распланированным по линеечке, пришли пейзажные английские парки, садовники и ландшафтные архитекторы ценой больших усилий воспроизводили природный «натуральный» пейзаж.

Как писал иностранный дипломат,«победительница турок сама сделалась садовницею в Царском Селе». Екатерина перевела пособия по устройству садов на русский язык; ее секретарь подтверждал тот факт, что императрица сама работала в саду. Она писала Вольтеру про Царское село «…я нахожу это место прелестным, потому что сама там сажаю и сею». К письму прилагались кедровые орехи. Екатерина снарядила экспедицию в Сибирь, откуда исследователи привезли не только полезные кедровые орехи, но многие другие семена и кустарники; все эти растения благополучно прижились в Царскосельских садах Екатерины. Специально для императрицы в Царском Селе выращивали особого сорта нюхательный табак, она предпочитала его всем другим.

В следующем столетии – девятнадцатом веке появились в домах знати особенные помещения: оранжерея, зимний сад, где радовали глаз комнатные растения и цветы. Ни один модный петербургский особняк не обходился без зимнего сада. Роскошь таких садов изумляла иностранных путешественников.

Сохранились документы Семьи Романовых касаемо зимнего сада и оранжереи во дворце князей Юсуповых на Мойке. Несколько поколений Юсуповых, живших на Мойке, 94, тратили большие суммы на оборудование оранжерей. Эти помещения несколько раз перестраивались, главной проблемой, которую вынуждены были решать садовники, был обогрев оранжерей, где росли нежные южные растения. В переписке с князем Юсуповым садовник убеждал князя вместо огромных оранжерей поставить небольшие теплицы для выгонки растений и цветов – это было экономичнее и эффективнее. Зато усилия не пропали даром: тысячи цветов украшали бальные залы княжеского дворца, лестница была увита плющом и уставлена померанцевыми деревьями, а глазам гостей, поднимавшихся в парадные залы, открывалась целая цветочная аллея.

Зимний сад был гордостью амбициозной тетушки последнего русского царя Николая Второго. Мария Павловна, урожденная немецкая принцесса, жила в особняке на Дворцовой набережной (сейчас Дом ученых); известно, что она специально просила своего супруга великого князя Владимира Александровича оборудовать зимний сад во дворце. Она лично следила даже за такими мелочами, куда какой букет нужно поставить. Для костюмированного бала во Владимирском дворце цветы были закуплены на огромную по тем временам сумму 997 рублей. Цветами были украшены все парадные залы, и также были приготовлены букетики из живых цветов, которые кавалеры могли дарить дамам.

Еще одна великая княгиня – супруга младшего сына Николая Первого Михаила Николаевича Ольга Федоровна, по воспоминаниям современников, частенько встречала гостей в своем имении Михайловка в испачканном землей переднике, держа садовый инвентарь в руках. Пустая жизнь в высшем свете вызывала у этой неординарной женщины отвращение, и Ольга Федоровна полностью себя посвятила благотворительности и садоводству. Ее сад славился на всю округу, Михайловка была одной из красивейших великокняжеских усадеб по дороге в Петергоф.

Работы в саду были любимым увлечением многих царственных особ. Наши уважаемые дачницы могут гордиться тем, что продолжают традиции русского двора и аристократии.